Рекомендуем 

БЕЦЕЛЕМ: БЕСЧЕЛОВЕЧНОЕ ОБРАЩЕНИЕ С ЗАДЕРЖАННЫМИ ПАЛЕСТИНЦАМИ И ПЫТКИ - ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА


Издевательства и пытки в Следственном центре "Шикма" (Shikma Interrogation Facility)
поддержаны системой

Совместный доклад HaMoked и B'Tselem, декабрь 2015 года http://www.btselem.org/publications/summaries/201512_backed_by_the_system

Лишение сна, иногда по несколько дней, приковывание рук и ног к стулу, на много часов, стесняющее возможность движения, брань, угрозы, плевки и оскорбления; то палящий жар, то лютый холод; недостаточное и некачественное питание; лишение душа и возможности сменить белье по несколько недель; помещение на много дней в маленькие, вонючие и часто одиночные камеры.

"Я провел 20 дней в полной изоляции. Психологически, одиночное заключение подобно жизни в туалете. Если что-то с тобой случиться, этого никто не заметит. Вы можете умереть, и это обнаружат лишь через несколько дней. Вы можете умереть в туалете, и этого никто не заметит. Вас загонят в угол и забудут. Можете колотить в дверь изо всех сил – и не получите никакой помощи. Никто не скажет вам ни слова, а бросит взгляд только при раздаче пищи, но и тогда без единого слова: опускают вниз еду и уходят. Иногда появляется здоровенный охранник и со всего маха грохочет палкой: наверно, не говоря ни слова, проверяет, жив ли ты, […] Не хватает своей воли даже на то, чтобы встать. У меня была подвижная работа, а здесь я остался без движения, и это стало еще одним мучением. Здесь нет пространства для движения, и не остается желания ни для чего".
Из показаний Mazen Abu ‘Arish, 22-летнего инспектора из Beit Ula

Выше перечислены обычные приемы и средства, применяемые при допросах Израильской службой безопасности (ИСБ) в ашкелонской тюрьме Шикма на юге Израиля. В докладе ( report ) [69 страниц, английский. Перечень разделов см. ниже] подробно изложены условия содержания и допросов заключенных, основанные на письменных показаниях под присягой (аффидевитах) и свидетельских показаниях 116-ти палестинцев, задержанных по соображениям безопасности и допрашивавшихся в тюрьме Шикма с августа 2013 года по март 2014 года. Почти к каждому из задержанных применялись некоторые или все из этих мер; примерно одна треть была подвержена избиениям и надругательствам со стороны солдат или полицейских в ходе ареста; не менее 14-ти прошли через пыточные допросы в Палестинской администрации до ареста израильскими силами безопасности.

Условия содержания в тюрьме Шикма – неотъемлемая часть проводимых в ней допросов: их цель состоит в ослаблении душевных и телесных сил задержанного, дополняя фактический допрос в кабинете следователя. Приемы, применяемые в кабинете и за его дверями, являются бесчеловечным и унизительным насилием, иногда равнозначным пытке. К палестинцам в Шикме они применяются систематически, что является нарушением международного права, постановлений Высшего суда справедливости (ВСС) Израиля и основных нравственных норм.

"Допрашиваемого усаживают на маленький и низкий стул с низкой спинкой. Три ножки стула имеют одинаковую длину, а четвертая – короче. Поэтому если допрашиваемый задремывает или сваливается на короткую сторону от усталости, наручники за спиной, которыми он прикован к стулу, стягиваются на руках, причиняя страшную боль. Есть и другой стул такого же размера, но с двумя короткими задними ножками. Когда садишься на него, он клонится назад, но следователь орёт допрашиваемому: "Сидеть прямо!" Чтобы сесть прямо, он вынужден наклониться вперед, причиняя боль рукам и спине. Боль, особенно в моей левой руке, была невыносимой". Из показаний L.H., 20-летний флорист из Хеврона. Его допрашивали днем и ночью 22 дня подряд.

В 1999 году израильский ВСС запретил ИСБ применение пыток, жестокого или унизительного обращения. За 16 лет после этого постановления были допрошены тысячи палестинцев, и ко многим из них были применены именно эти запрещенные методы. В докладе рассмотрена ситуация в одном конкретном учреждении и за ограниченный период времени. Из доклада следует, что ИСБ сохранила систему жестоких допросов и получала при этом поддержку от государственных структур: от ВСС до управления государственного прокурора (State Attorney’s Office), военных и Тюремной службы Израиля – ТСИ (Israeli Prison Service - IPS). Аффидевиты и показания рисуют исключительно мрачную картину на пути задержанного в следственный корпус и в самом следственном корпусе тюрьмы Шикма.

"Я ощутил беспредельное унижение. Меня обзывали ослом и скотиной. Они кричали: "Ты дрянь, дешевка, кусок дерьма". Они поносили непристойными словами мою сестру, страдающую церебральным параличом, унижая ее достоинство. Они знали, что моя сестра парализована и говорили о ней мерзости. Называли ее засранкой. Это продолжалось все девять дней допроса". Из показаний ‘Imad Abu Khalaf, 21 год, работник пекарни в Хевроне

Вновь и вновь интервьюируемые описывали незаконное поведение представителей власти. Эти описания удивительно похожи на те, которые были получены ранее от заключенных в других следственных центрах. В своей совокупности они указывают на то, что это – официально принятая методика проведения допросов. Насилие и унижения являются повсеместно принятой практикой при аресте и допросах: бесчеловечные условия содержания арестованных в скученности и грязи; их изоляция; крайняя сенсорная, моторная и социальная депривация; скудное и некачественное питание; воздействие то сильного жара, то сильного холода; длительное приковывание к стулу во время допросов, иногда в крайне болезненной позе; длительное лишение сна; угрозы, оскорбления, брань и насмешки – в некоторых случаях прямое насилие со стороны следователей.

"Меня допрашивали непрерывно три или четыре дня безо всяких интервалов и без возвращения в камеру. Мои руки были постоянно скованы сзади, кроме тех минут, когда мне давали есть и отводили в туалет. Мучительнее всего было лишение сна. Если я задремывал, следователь орал мне в ухо и будил. Следователи менялись, и так шло без конца. Через четыре дня они стали давать мне два часа отдыха в день, а остальное время допрашивали. Так продолжалось десять дней. Иногда во время длительных допросов я почти терял сознание. Это было ужасно. Из-за лишения сна я был практически "в отключке", но они продолжали меня допрашивать". Из показаний Husni Najar, 24 года, из Хеврона

Любой из этих приемов жесток, бесчеловечен и унизителен, что многократно усиливается при использовании их совместно в течение длительного времени. В некоторых случаях применение таких приемов равнозначно пытке – в противоречии с международным правом, в нарушение постановлений ВСС и законов Израиля.

В дополнение к прямому применению жестоких, бесчеловечных и унизительных приемов, израильские следственные органы косвенно участвуют в пытках, когда используют информацию, заведомо полученную следователями Палестинской администрации с применением пыток – обычно жестоких – к тем же задержанным.

Система следствия, опирающаяся на такие методы, как в ходе допросов, так и в условиях содержания, была создана государством, а не является инициативой отдельных следователей или тюремных охранников. Эти действия совершают не "паршивые овцы", и они не являются исключениями, за которые их исполнители должны нести ответственность по закону. Жестокое, бесчеловечное и унизительное обращение с задержанными палестинцами является неотъемлемой частью самой методики допросов в ИСБ, которая продиктована свыше, а не изобретена следователями на местах.

Поскольку эта система осуществляется ИСБ, ее реализации способствует широкая сеть партнеров. ИСБ создает условия содержания в тюрьме, соответствующие плану допроса, цель которого: сломить дух задержанного. Сотрудничающие с ИСБ медики и психиатры дают зеленый свет допросам доставленных в тюрьму палестинцев – в том числе больных – и даже возвращают задержанных обратно следователям, подлечив физические и душевные травмы, которые они получили в ходе допросов. Солдаты и полицейские жестоко обращаются с задержанными при их доставке ИСБ, их командиры смотрят на это сквозь пальцы, а Военная прокуратура Израиля и Государственный прокурор не привлекают их к правосудию или они не несут ответственности в полной мере. Военные судьи почти автоматически подписывают ходатайства о продлении срока заключения и санкционируют дальнейшее жестокое обращение и бесчеловечные условия содержания. Государственный прокурор и Генеральный прокурор до сих пор обеспечивали следователям ИСБ полный иммунитет, а судьи ВСС систематически отвергают петиции о представлении задержанному права встретиться с адвокатом. Все они в той или иной форме причастны к жестокому, бесчеловечному, унизительному и оскорбительному обращению, с которым задержанные сталкиваются в тюрьме Шикма и в других. Государственные деятели Израиля высокого ранга, допускающие существование жестокого режима следствия также несут ответственность за грубые нарушения следователями прав человека и за причинение душевного и физического вреда этим лицам.

Мы должны вновь повторить требование о том, что должно быть сделано: Израиль должен немедленно прекратить жестокое, бесчеловечное и унизительное обращение с заключенными, а также насилие над ними и пытки, как в ходе допросов, так и при содержании в тюрьме. Кроме того, Израиль должен соблюдать запрет на пытки и насилие при сотрудничестве с Палестинской администрацией по вопросам безопасности.


Содержание Доклада

Введение Арест и передача в Следственный центр Насилие в ходе ареста и передачи Продолжительность задержания в Следственном центре "Шикма" Низкое качество медицинского обслуживания Пытки в Палестинской администрации до допроса в Израиле Приемы допроса, используемые в "Шикма" – неразрывная часть системы насилия Заключение